Пресса о театре
Дивное апельсиновое безобразие

Дивное апельсиновое безобразие

Марийский театр оперы и балета впервые обратился к опере Сергея Прокофьева «Любовь к трем апельсинам». Постановку осуществил главный режиссер театра Сергей Шепелев, и это его вторая большая удача после «Кащея Бессмертного».

 Либретто к опере Прокофьев написал сам, руководствуясь сценарием Мейерхольда по мотивам одноименной сказки Карло Гоцци. Не все помнят эту сказку, а кто-то и вовсе ее не знает. Сюжет ее бесподобен, в полной мере сказочен и, как ни странно, злободневен: принца-ипохондрика вымышленного королевства ведьма Фата Моргана проклинает любовью к трем апельсинам, надеясь, что он сгинет в их поисках, однако, не осознавая этого, сама подталкивает его к поиску своего счастья, а именно той самой единственной.

Это одна из самых веселых и жизнерадостных опер - потрясающая возможность для вокалистов, обычно скованных драматической музыкой, вволю похулиганить на сцене. Однако есть вокалисты, не сильно вдохновленные данным сочинением Прокофьева, - во многом это объясняется довольно сложными для исполнения вокальными партиями. А есть и обычные зрители, которые никак не могут разобраться в представленной им вакханалии, почему-то теряясь в перипетиях сюжета.

Потому хочется представить свой частный взгляд на спектакль и оперу в целом. Предупреждаю сразу - саму оперу считаю гениальной: здесь мы слышим характерный для Прокофьева гротескный музыкальный язык, яркие ритмы, разнохарактерные вкусные музыкальные эпизоды и, конечно же, изумительно остроумный текст. Сочетание сказки, юмора и сатиры. Кстати, внимательный слушатель, более-менее знакомый с творчеством композитора, наверняка заметит, что некоторые музыкальные мотивы повторяются им в балете «Золушка» (сцена, где принц угощает гостей на балу - заметьте! - апельсинами).

Это было лирическое, но в данном случае необходимое отступление от разбора спектакля в нашем театре. В этом спектакле Сергей Шепелев выступил не только как режиссер, но и как художник-постановщик. Вторая, так сказать, профессия привлекает его не меньше, чем первая, и надо отметить, что чем больше спектаклей он оформляет, тем большие успехи делает. Ну а в «Апельсинах» ему есть где развернуться. Да и жанром своего спектакля он выбрал не просто комическую оперу, а именно фарс, что еще больше оттеняет музыкальный ряд.

По словам самого режиссера, новая постановка рождалась в муках. И это хорошо, ведь на свет в итоге появилось такое замечательное детище, холенное и лелеянное им со всех сторон - и в режиссуре, и в сценографии, и даже в создании костюмов. Костюмы - шик! Продуманные до мелочей, изысканные и характеризующие каждого героя с гротескной точностью, если можно так выразиться. К слову, в них чувствуется вкус и подход, свойственный замечательной художнице театра Татьяне Изычевой. Декорации минималистичны и функциональны: некие зеркальные поверхности превращаются в карты, они же обозначают перемещения героев, а место, где Фата Моргана и добрый Маг Челий разыгрывают, кто из героев победит, по атмосфере напоминает казино.

Гротеск и фарс - вот лейтмотив всего спектакля. Здесь высмеивается все зло, смерть, болезни, жажда, тяга к подвигам и даже любовь с первого взгляда (та, что обычно бывает только в сказках: мол, ты меня спас, значит, я тебя уже люблю). Каждый раз, когда зритель решит, что вот теперь артисты поют и играют всерьез, появится некий Просцениум - не путать с передней частью сцены, расположенной перед порталом, но в данном случае этот персонаж действительно всегда появляется где-то в этой части, потому его название придумано очень точно. Так вот, этот Просцениум обязательно разрушит иллюзию, и все снова превратится в фарс. Это что-то вроде театральной уборщицы, вечно мешающейся на сцене и при этом комментирующей все действие. Комментировать действие назначено и артистам хора, еще перед началом спектакля прогуливающимся по фойе, а потом как ни в чем не бывало расположившимся на балконах, заняв зрительские места. Они и есть зрители, которые сами не знают, чего хотят - то ли трагедии, то ли комедии, то ли романтики, а то и всего вместе. И не зря в самом начале спектакля солисты, вальяжно расхаживающие по сцене в своей обычной одежде и будто бы готовящиеся к предстоящему представлению, отправляют их на галерку. Даже отношения актера и зрителя возведены в фарс.

Все артисты, занятые в этом спектакле, поймали ту возможность побезобразничать, что предложил режиссер, и делают это весело и задорно. Не буду выделять никого отдельно, это большая командная работа. Ну а в заключение хочется пропеть словами принца: «Люблю, люблю три апельсина!»

 

Ирина СУВОРОВА

Фото Евгения Никифорова

 

Источник: газета «Йошкар-Ола», №19 от 19 мая 2015 года

19 мая 2015

2014

2016