Пресса о театре
Без страха и упрека

Без страха и упрека

В 36 номере нашей газеты от 23 сентября мы говорили о предстоящих трехдневных гастролях Марийского театра оперы и балета им. Эрика Сапаева, который должен был дать на нашей магнитогорской сцене три спектакля: «Лебединое озеро» Петра Чайковского, «Ромео и Джульетту» и «Золушку» Сергея Прокофьева.

Честно привезли – и таки дали. Причем настолько честно, что ваша покорная слуга несколько раз пустила слезу. И вовсе не от общей склонности к слезливости, чего за мной отродясь не водилось, а от увиденного совершенства.

Я давно не видела русского балета, исполненного в столь абсолютной манере чистых линий, предельно четкой графики и блистательного драматургического решения.

В данном случае отдыхает даже великий Юрий Григорович с его несколько тяжеловесной сценографией, излишне подробной хореографией, перегруженной классической драматургией.

В театре Константина Иванова, художественного руководителя, заслуженного артиста России, народного артиста Республики Марий Эл, лауреата Государственной премии республики, воспитанника Большого театра РФ, ничего такого увидеть невозможно. Он – артист, режиссер, постановщик новой формации. Юн, свеж, нахален, в хорошем смысле этого слова, ничего не боится, экспериментирует, создает невозможные комбинации и вообще ведет себя, как хочет. От этого с ним безумно интересно, и русская классическая балетная школа вовсе не выглядит чем-то статичным, раз и навсегда данным. Иванов ломает привычные традиции, за что ему честь и хвала.

Вот вам «Лебединое» – холодное, как северное озеро, бушующее, как вулкан, спящий под его дном. Дивный, изящно ограненный кристалл. Именно когда Одетта (титулованная Ольга Челпанова) и Принц (не менее титулованный Константин Коротков) схватили меня за горло своим чистейшим па-де-де, из моих близоруких глаз полились слезы. Не от чувства, извините, от совершенства исполнения. Такого не припоминаю. И именно это представляется мне самым ценным. Много вы видите совершенства в последнее время?

Спектакль «Ромео и Джульетта» потряс так, что вряд ли смогу его скоро забыть. Следует оговориться: балет – наиболее консервативная форма пластического искусства. Новаций тут никто не ждет и не особенно приветствует. Если я ошибаюсь, господин Иванов меня поправит. Но ошибаюсь я не сильно. Существуют определенные условия, «клоны» постановок, скажем, «Лебединого», «Ромео» и так далее. Отступления от правил нередко вызывают серьезные нарекания в серьезном балетном мире. Это риск. Иванов рискует с удовольствием, рыцарь без страха и упрека.

«Ромео…» – балет весьма современный, веселый, я бы сказала, хулиганский (если бы не дикий, ни в какие рамки не вписывающийся финал), с хулиганящими на улицах Вероны шестнадцатилетними парнями – да какая разница, где они шалят! Хоть в Магнитогорске. И дальше бы безобразничали, задирали прохожих, не случись того, что круто изменило всю их жизнь.

Танец филигранно четок, отточен до мельчайших подробностей. И прыжки высоки, и пуанты, как лезвие ножа, и драматургически роли прописаны столь тонко, что никаких слов не требуется. И так все понятно: любовь, ревность, драка не на жизнь, а на смерть. Удивительно, виртуозно справляются со столь сложным рисунком молодые артисты – лауреат международных конкурсов Егор Мотузов (Ромео), кстати, и вне сцены большой шутник. И красавец Тибальд – тоже всяческий лауреат (тут простых мальчиков и девочек нету – все победители) – Кирилл Паршин, и совершеннейшая бабочка, прелестная, легкая, как дыхание, японка Коике Саори – Джульетта. Маленькая, быстроногая, совершенно очаровательная в каждом повороте головы, в каждом коротком жесте, она подкупает сразу и навсегда. Милая Коике – шкатулка с большим секретом.

И, наконец, на закуску – великолепная, искрометная Прокофьевская «Золушка»! Конечно, никаких прыгающих тыкв, танцующих кастрюль, пляшущих мышей и прочих глупостей от Константина Иванова ждать было нельзя. Да мы и не надеялись.

В результате получили блестящий спектакль, мало детский, невероятно красивый.

Прелестная Ольга Челпанова – Золушка – и Принц – Дмитрий Коган, очень похожий на худрука Константина Иванова, являющийся его воспитанником, танцевали, играли спектакль, как в последний раз, чем влюбили в себя надолго, если не навсегда.

Ну, а исполнение молодым человеком, лауреатом всех возможных и очень серьезных премий Кириллом Паршиным одной из главных ролей спектакля – Мачехи (прошу заметить – на пуантах) – поразило до основания. При этом артист не обижается на художественного руководителя. Говорит, что поначалу было трудно, но дело есть дело и, если надо, то танцевать на пальцах будет и дальше. Хотя он, конечно же, абсолютный Тибальд – высок, темноволос, статен, красив.

Вообще труппа Константина Иванова требует особого внимания государства. Она – истинное достояние не только Республики Марий Эл, как я написала в предыдущей публикации, но и страны в целом.

Единственное чего, точнее – кого от души жаль, так это магнитогорцев, которые ни одного спектакля не увидели. Обделили себя сильно. Остается надеяться, что труппа Марийского государственного театра имени Эрика Сапаева приедет в наш город еще раз с более обширной программой гастролей и на более длительное время.

Татьяна Очеретяная

Источник: «Уральская открытая газета», г. Магнитогорск (№ 40, 21 октября 2010 года)

21 октября 2010