Пресса о театре
Ждем встречи с «Алдиаром»

Ждем встречи с «Алдиаром»

У новой марийской оперы «Алдиар» довольно трудная судьба па пути к сцене. Композитор Элина Архипова создала ее в 1991 году, а двумя годами позже свет увидела и полная партитура оперы. Тогда же была предпринята и первая попытка постановки «Алдиара» на сцене Марийского музыкального театра. Попытка закончилась ничем.

После этого делалось еще несколько усилий поставить оперу, но была главная и, увы, всеобщая причина неудач в этой затее – отсутствие денег. И вот теперь как будто судьба повернулась к «Алдиару» лицом: постановка оперы финансируется и будет осуществлена осенью нынешнего года.

Сейчас во всех творческих цехах театра оперы и балета имени Э.Сапаева идет работа над «Алдиаром».

О своем отношении к новой постановке и работе над ней рассказывают некоторые из ее участников.

Элина Архипова, автор оперы:
– Все неудачи, которые преследовали меня с «Алдиаром», не умеряли моего твор­ческого пыла: я продолжала эти годы усердно работать: написала балет по мотивам народ­ных сказок «Красавица Пампалче», ряд других произведений.

А когда появилась реальная возможность постановки, я, концертмейстер Президентской национальной школы-интерната, стада еще и концертмейстером в оперном театре, чтобы вплотную работать с вокалистами. Иногда думаю, что, начни я это дело раньше, оно бы могло сдвинуться с мертвой точ­ки давно. Я конечно знала многих вокалистов и прежде, но теперь познакомилась с ними ближе и увидела, какой это интересный народ. Они с удовольствием работают с новым для себя материалом, причем, не только марийская часть солистов, у которых, естественно, нет трудностей с языком, но и певицы, которые его не знают. Они учат текст не просто механически, но осмысливая каж­дое слово, все солисты – мои добрые союзники.

А над «Алдиаром» работают Лидия Бочкарева, Олег Логинов, Вячеслав Созонов, Владимир Регельский, Владимир Серегин, Мария Макарова. Ирина Новикова и другие.

Конечно, есть сложности, без них не бывает ни одного дела, но есть, как мне кажется, горячее желание всех участников будуще­го спектакля сделать свою часть работы наилучшим образом.

Когда я писала музыку, то думала, прежде всего, о двух композиторах – Чайковском и Римском-Корсакове, а если более конкретно, то об их операх «Пиковая дама» и «Царская невеста». Из современных композиторов люблю Альфреда Шнитке и Софью Губайдуллину.

Это не значит, что я им подражаю, нет, я остаюсь собою и с 1993 года не изменила в «Алдиаре» ни единой ноты, но если б писала его заново, то, вероятно, сделала бы это по-другому, не так, как сейчас.

Вячеслав Созонов, исполнитель партии Алдиара:
– Партия Алдиара заглавная, но не главная, ибо у многих действующих лиц есть достаточно крупные и интересные в сценичес­ком и вокальном плане партии. Я знаю, что про музыку Архиповой говорят, будто она сложна и трудна в исполнении. Но чем больше над ней работаешь – по себе знаю – тем доступнее она становится для исполнения: я, по крайней мере, за свою партию ручаюсь.

A что касается оперы в целом, то это определенный этап развития марийской музыки – это главное. И я думаю, что принять участие в новой постановке большая честь и ответственность, интересен замысел пьесы, по которой создано либретто, – бытовая драма на фоне конфликта религий. Что же касается публичного исполнения отдельных номеров, то в заключительном концерте всей труппы театра мы с Лидией Бочкаревой пели дуэт Алдиара и Тяви. Так что с музыкой «Алдиа­ра» наши зрители уже понемногу знакомятся.

Олег Иркабаев, режиссер-постановщик:
– Стоит ли говорить о том, что творческому человеку интересна любая новая работа, тем более, что это, во-первых, опера, во-вторых, национальная опера, что случается крайне редко, а отсюда на каждом, кто принимает участие в создании спектакля, лежит большая ответственность. По крайней мере, лично у меня именно такое чувство: очень хочется, чтобы спектакль получился достойным зрительского внимания.

Мне уже доводилось соприкасаться с этим материалом на первоначальном этапе работы над «Алдиаром» – сама Эллина Архипова, либреттист Гани Гадиатов и я. Был не только общий разговор, но и какие-то серьезные обсуждения и предполагалось, что именно я и буду ставить новую оперу.

Так в конце концов и случилось. Мне интересны и драматургический материал, и сама музыка, хочется побыстрее окунуться в эту работу, хотя, в принципе, она уже идет – у хора, солистов, художника. Есть первые наметки, выстроена общая концепция.

Работа над оперным спектаклем для меня, к счастью, не первая: я был постановщиком «Акпатыра», и что удивительно – в первый раз волнений было меньше, чем сейчас, хотя, казалось бы, какой-то опыт уже был наработан. Но волнение для творческого человека вещь совсем неплохая. Опера – искусство синтетическое, поэтому долж­на быть очень тесная работа композитора, режиссера, художника, хормейстера, это всегда – единый ансамбль, где важно любое звено. Сложно отыскать выразительные постановочные средства, соответствующие музыке, нужно точное художественное воплощение будущего спектакля, нужно взаимопонимание, доверие, ну и творческие споры – без ник не обойтись. Я полагаю, что подобное доверие в постановочном коллек­тиве есть.

Я знаком почти со всем составом солистов, которые будут петь в опере, я знаю их актерские возможности, их творческий по­тенциал. Но помимо неизбежных творческих волнений есть волнения и другого порядка – слишком много театральных проектов пос­леднего времени проваливалось из-за отсутствия денег. И очень бы не хотелось, чтобы подобное случилось и с «Алдиаром». Будем надеяться и верить в лучшее. И. конечно, работать.

Леон Тирацуян, художник-постановщик:
– Опера «Алдиар» привлекает меня стариной, романтичностью и трагичностью самого сюжета.  Мне уже доводилось встречаться с этим материалом во время первой неудачной попытки поставить оперу, так что она мне, в принципе, знакома. И вот теперь возобновление этой, некогда прерванной работы. Мне, прежде всего, хочется разобраться в чисто человеческих отношениях действующих лиц, понять мотивы их поступков – это очень важно и для художника в том числе.

Трагическая любовь на фоне религиоз­ных распрей — интересная тема, в ней можно найти много любопытных поворотов и решений. Поэтому надо искать и искать, добираться до сути человеческих отношений, до сути характера главного героя, отсюда строить и сценографическое решение.

А трудность есть и вот в чем. Если у известных опер и балетов есть оркестровые записи, то я, как художник, слышу лишь фортепиано, мир многоголосья всех инструментов оркестра мне недоступен. А ведь именно звуковая окраска порою и определяет цветовую палитру декораций. Но ничего, приходится быть своего рода первопроходцами, кто-то должен это делать.

Беседовал Л.ЯТМАНОВ

Источник: газета «Йошкар-Ола», № 24, 15 июня 2000 года

15 июня 2000

2018

  • 2019
  • январь
  • февраль
  • март
  • апрель
  • май
  • июнь
  • июль
  • август
  • сентябрь
  • октябрь
  • ноябрь
  • декабрь

2020